Expand Cut Tags

No cut tags
seringvar: (Default)
Тут блогер 7Х7 Радик Хабибрахманов разместил материал под названием "Ужасы" сталинской эпохи, которых не было".


Само название очень интересное, потому что автор практически заявил, что ужасов в кавычках, т.е. не настоящих ужасов не было, и от сюда можно сделать вывод, что настоящие ужасы видимо были.

Радик приводит отрывок, в котором жители села отстояли своего председателя и не позволили его репрессировать. Именно это Радик выделил жирным шрифтом, видимо имея ввиду не ужасность эпохи Большого террора.

"Но Галлямова Мустафу по ложному навету арестовали и осудили. Ирнурцы однако сумели защитить своего председателя и добились его освобождения".

Меня заинтересовало, а откуда Радик взял этот материал, на который ссылается и я нашел в просторах интернета замечательную книжку, которая называется "История сел и деревень Республики Мари Эл. Параньгинский район". Это сборник документальных очерков, которые обычно составляют архивисты, на основании документов найденных в архивах. Такой небольшой обзор фактов, которые отражены в первичных материалах и ничего с этим не поделать. Эти очерки составлены под руководством к.и.н. Н.С. Попова и материалы брались из Государственного Архива Мари Эл.

А вот еще выдержки из того же сборника в дополнение к фрагменту приведенному дословно Радиком Хабибрахмановым:


Деревня Горбуново - "В годы политических репрессий многие жители деревни подверглись преследованиям по тем или иным причинам, что привело к сокращению жителей".


Деревня Оби-Памаш - "Только главы трех хозяйств отказались вступить в колхоз, созданный в 1931 г. под названием “Чевер ўжара”. А отказавшиеся от вступления в колхоз Артемий Кугергиевич Чирков, Ефрем Трофимович Михеев, Герасим Кириллович Чирков впоследствии были подвергнуты репрессиям".


Деревня Верхнее Бусыгино - "В товарищество входило 20 семей. В 1933 г. оно было преобразовано в колхоз «Пробуждение», куда вошли все хозяйства деревни, кроме трех семей, которые впоследствии были репрессированы".


Деревня Дубровка - "4 семьи из Дубровки за это были высланы и подвергнуты репрессии".


Село Илеть - "Первым председателем райсельсовета был Яков Александрович Халтурин, активно проводивший политику советской власти в сельских советах, способствовавший развитию колхозного движения. В 30-е годы он был репрессирован".


Деревня Кишкинск - "В период коллективизации и в годы массовых репрессий из деревни были высланы 4 семьи. Не избежал этой участи и Я.А.Халтурин. Будучи председателем колхоза, в 1937 г. он был арестован прямо на рабочем месте. Как “врагу народа”, дали ему 4 года заключения, вернулся же из лагерей лишь через 11 лет".


Деревня Ляжинск - "4 семьи, упорно сопротивляющиеся коллективизации, были подвергнуты репрессиям, высланы из деревни".


Деревня Овечкино - "Деревню коснулись и репрессии 1936—1937 годов".


Деревня Яндемирово - "В 1930-е годы 17 семей были подвергнуты репрессиям".


Деревня Куянково - "Около 20 хозяйств деревни, отнесенные к кулачеству I категории, подверглись репрессии. Их имущество, земля, скот были переданы колхозу".


Деревня Тоштоял - "3 кулацких хозяйства (22 человека) были вскоре репрессированы".


Деревня Тошкемнур - "В начале ХХ в. здесь зарождается религиозное движение за возрождение модифицированной марийской религии “Адам илянская вера” (вера времен ветхозаветного Адама). Ее руководителем стал местный учитель церковно-приходской школы, довольно образованный молодой человек - Вечуш Делянов, 1873 г.р. ... В 1938 г. был подвергнут репрессии. ... Трагична судьба Токпая Токпердовича Делянова, председателя сельсовета. 29 октября 1943 г. он был репрессирован и несправедливо осужден на 7 лет заключения".


Деревня Красный Амшан - "Репрессии 30-х годов коснулись и жителей Красного Амшана. 1 августа 1932 г. были арестованы четыре брата Ибрагимовых: Вафа, Мустафа, Мухаматша, Сафа. Трое из них были приговорены к различным годам заключения, а Вафа — к трем годам ссылки. По какому-то навету был арестован 26 февраля 1940 г. бригадир колхоза Хабибулла Галиуллин и осужден на 1 год 5 месяцев заключения. Все они впоследствии были реабилитированы".


Деревня Кожланур - "Были раскулачены хозяйства И.Д.Жолобова и П.Д.Сабанцева, они уехали из деревни, а Г.Д.Сабанцев был репрессирован. Кузница была передана колхозу, мельница скоро разрушилась, лавку прикрыли, имущество конфисковали".


Починок Мокрое - "В 1930—1931 годы началась коллективизация, крестьяне деревни создали колхоз “Кустарь”. Только одно хозяйство Т. Кузнецова было подвергнуто репрессиям".


Деревня Юлтышка - "В 30-е годы жители деревни Федор Александрович Романов, Ефим Федорович Рублев, Семен Павлович Зайцев были подвергнуты репрессиям".


Деревня Манкинер - "Многие не захотели вступить в колхоз, за что 28 семей подверглись репрессиям".


Это села и деревни, которые стояли рядом с родным селом Радика. Может быть его Родине повезло больше, чем остальным населенным пунктам Мари Эл?


Радик, было все и восстановление хозяйства после Гражданской войны, был и голод и большой террор, было раскулачивание, была война, было восстановление после войны, и были победы в космосе, было все. Я думаю, что нам надо принять это таким, какое оно было. И это важно, потому что это наше прошлое, наше общее прошлое. И те кого репрессировали не были ангелами и те кто репрессировал не был ангелами, они были людьми, разными людьми. Надо это принять, надо принять, что когда пришли большевики и стали все отбирать у более зажиточных, то те у кого отбирали брались за вилы, что бы отстоять свое и их убивали, репрессировали, а потом уже репрессировали только за то, что когда-то у тебя был самовар или ты когда-то считался кулаком или священником, или муллой, или был когда-то дворянином. Было и такое, убивали за классовую сущность. Радик если мы не остановим это препирательство, то гражданская война будет продолжаться и одни будут кивать на других. Ну было это в нашей истории, было. Никуда от этого не деться.

seringvar: (Default)
Первым священником убитым новой властью в Коми был Дмитрий Спасский.


Вот его фото с женой. Еще мало кто понимал, что за люди внезапно пришли к власти в России. Все еще думали, что без царя жить лучше, что любая власть без царя сама по себе хороша. А кто пришел не важно. Главное что без царя. Еще гражданская война не залила кровью страну. Еще живы те, кто в последующие 5 лет гражданской войны будут замучены насмереть, утоплены, повешены, заморожены, забиты, сожжены заживо, расстреляны как белым, так и красным террором. Еще только только начинает проявляться бандитское в лице новой власти. Никто ничего еще не знает.

И вот 15 сентября 1918 года в Коми село Усть-Нем приезжает отряд большевиков. Село живет своей жизнью, где храм играет важную роль. А Дмитрий Спасский особый священник. Он вел службу на коми языке. Судя по воспоминаниям, он всем своим нутром почувствовал, что эта власть, страшная власть и еще много мучений она обрушит на головы тех, кого он любил, на тех, кого он уважал и знал, но он так хотел верить в хорошее, в то, что все может измениться к лучшему и точно измениться к лучшему. Он успокаивал селян в проповедях, которые последний раз звучали в стенах Усть-Немской церкви, просил их поверить, что Бог и не оставит и скоро воздаться злодеям. Дело в том, что красноармейцы уже второй день бегали по селу и грабили жителей угрожая оружием.

Храм в Усть-Неме. Фото взял здесь.

Отец Дмитрий был арестован, его жена с четырьмя детьми выселена из дома. Дмитрия Спасского большевики увезли на пароходе вверх по Вычегде. По воспоминаниям его били, держали на привязи, а возле села Помоздина расстреляли. Через год, у этого же села будет после жестоких пыток расстреляна белыми бандитами Домна Каликова.

Я разговаривал с Михаилом Борисовичем Рогачевы о том, правда ли то, что Спасский был первым из священников убитым на Коми земле в Гражданскую войну. Михаил Борисович сказал, что на юге Коми края был убит еще одни священник, но технология убийства была именно такая. Арест, пытки и расстрел, а все за то, что священник разговаривал с паствой о творимых большевиками грабежах и убийствах.

Нам, в сегодняшней ненависти надо помнить, что мы в России уже один раз делились на два непримиримых лагеря и верили, что революция, а потом и террор решат все наши проблемы. Потом наша вера в быстрое решение проблем прокатилась по всем нашим семьям, и по белым, и по красным, и по репрессированным и по тем, кто репрессировал. Гражданская война живет в нас до сих пор и мы ни как не можем вырваться из ее объятий. Надо попытаться это сделать, надо попытаться прекратить ненавидеть и верить, что есть быстрые решения проблем. Их нет и не будет.

Вот еще фотографии с отцом Дмитрием Спасским.


Дмитрий с братьями и сестрами. Койгородок.


О. Димитрий (крайний справа) с отцом - протоиереем Вассианом (крайний слева) и братом - о. Иаковом


Крест на том месте, где было найдено тело свщмуч. Димитрия.
Слева от креста - внук о.Димитрия;
крайняя
слева - правнучатая племянница о. Димитрия с сыном (на переднем плане).

Фото и комментарии к ним взяты здесь.

seringvar: (Default)
Тяга к технологии репрессий, как эффективному социальному инструменту, все же у нас довольно распространена и широкоподдерживаемая, если не больше этого, если не считать ее даже наиболее близкой для нашего населения технологией.

Винсент ван Гог. Прогулка заключенных. 1890 г.

При том, что исторический опыт учит нас, что одобрение любых репрессий, даже очень справедливых в России выливается только в одно, в то что через мало время эти самые репрессии опрокидываются против той самой группы одобрителей. Технология репрессий, как и любая технология имеет тенденцию к развитию и расширению и глядишь уже опрокидывается на тех, кто был наиболее горяч в желании реализации именно технологии репрессий для решения социального конфликта. Тот кто наиболее активно кричит о необходимости наказания, даже справедливого наказания, вдруг, немного времени погодя, сам оказывается в роли репрессированного.

Нужен полный отказ от репрессий, вообще отказ от репрессивных технологий. Как же так, крикнут мне, но ведь государство - это механизм репрессий. Должен огорчить всех сторонников репрессивных технологий - государство - это институт не репрессий, а институт социализации, институт возвращения в общество любого члена общества даже заслуженно наказанного. Поясню, что изоляция и кара - это две самых известных технологий репрессий в странах мира даже на сегодняшний момент. Сама система наказания рождалась как система репрессий через карание и через систему изоляции. Дело в том, что нарушитель социальных правил, преступивший социальный порог до которого договорились рассматривался с точки зрения сакральной носителем чуждой, грязной, опасной для общества силы. Т.е. человек не просто нарушал запрет или табу, он это делал потому, что внутри него жило нечто очень опасное, что можно разрушить весь социум от соприкосновения с преступившим. А значит данного человека можно было либо изолировать до конца жизни, но оставить живым, либо покарать, силой смерти или силой насилия, боли, страха, унижения очистить его тело от нечистой силы.

Увы, вся технология репрессий в общества начинается именно с этого подхода. Самым начальным способом наказания за нарушения запрета является именно смерть или изгнание, что равносильно смерти, а то еще и хуже смерти, потому что мертвый имеет право на обряд захоронения и его близкие имеют право на наследование имущества умершего, а изгнанный на это уже все не имеет, у него нет даже прав умершего. Он как бы дважды умерший. Увы, до сих пор мы продолжаем созерцать в нарушителе социального спокойствия именно носителя зла, которое может вырваться и заразить других, а потому преступника надо не просто карать, его надо карать через смерть, либо через такую плотную и долгую изоляцию что бы он не вырвался наружу, надо прервать всего его соприкосновения с внешним миром. В законодательстве России и законодательстве СССР - это очень четко прослеживается. Чем тяжелее преступление тем более длительная изоляция, тем более жестокое наказание, тем дальше высылаю, тем меньше контактов и все сделано для того, что бы он уже никогда не вернулся назад. Преступление - это не просто болезнь - это неизлечимая болезнь, как проказа, когда больных надо на всю оставшуюся жизнь бросить на далекий остров и забыть там. А лучше всего просто уничтожить, что бы не тратиться.

Правда в начале существования власти большевиков затеплился новый взгляд на систему наказания не как на систему репрессий (кары и изоляции), а как на систему возвращения назад в мир. Увы, эта система не прожила долго, она была сначала сведена к нулю, а потом было возвращение к ней, но это возвращение было очень очень минимальным. Увы, у нас в России государство нужно иметь под рукой именно систему кары, а не систему возвращения в общество. Это, увы, заказа общества и этот заказ поддерживается и развивается властью. К стати на истории развития советской системы наказания можно проследить как менялись признаки этой системы от исправления к каранию опять к исправлению.

Самые яркие признаки работы системы карания: большие сроки изоляции, плохие условие содержания, переполненность, отказ заключенному в общении с родственниками, удаленное от места жизни родственников содержание под стражей, смертная казнь, быстрота следствия и суда при усилении тяжести наказания, минимизация или отказ от профилактической работы как со стороны следствия, так и со стороны исполнения наказания, отказ от системы возвращения заключенного в общество, не зависимости величины срока заключения от поведения в местах принудительного содержания. Понятно что если такие технологии начинают усиливаться - значит система карания возвращается, если такие признаки начинают слабеть, а усиливаются противоположные им технологии: уменьшение сроков изоляции, улучшение условий содержания, снижение числа заключенных, поощрение контакта с родственниками, содержание рядом с домом, отказ от смертной казни, чем жестче наказание тем длиннее следствие и суд, предпочтение судом и следствие профилактической работы, развитие разных систем адаптации освободившихся, развитие разных систем зависимости срока наказания от поведения в местах принудительного содержания.

Увы, сегодня опять мы разглядываем в своих согражданах исчадие ада, опять мы смотрим сакрально на преступление, опять мы жаждем репрессий. Тут один мой знакомый, который проработал в системе полиции 70-е, 80-е и 90-е годы отмечает, что качество следаков падает очень катастрофически, профилактика вообще ушла из жизни полиции, полицию не учат предупреждать преступление, а ждут только отчетов о посаженных и преследуемых, премии и награды связаны напрямую с тяжестью понесенного наказания. Тоже про профилактику я недавно узнал в воспоминаниях и у бывших работников КГБ СССР, которые рассказывают, что КГБ в 70-е годы не стремилось к посадкам, а работала очень много в области профилактики. Старые работники КГБ с сожалением отмечают, что от профилактики практически отказались, что новые следователи ФСБ работают не на предотвращение, не на помощь оступившимся людям, а на то, что бы сломать судьбу и как можно тяжелее сломать судьбу, запугать.

Видимо эта война между репрессивной технологией и социализирующей будет идти очень долго, это наш, в том числе и моральный выбор и моральный путь. Нам его придется пройти, но сколько еще мы будем платить за это. В моем видение репрессивная технология - это самая опасная технология и опасна она тем, что развращает само общество, приучает общество к технологии быстрого отказа от преодолении преступности, которая в результаты ломает судьбы самих сторонников репрессий, а преступность так и не остается побежденной, а напивается кровью своих вдохновителей.

Сайт

Jan. 18th, 2016 10:49 pm
seringvar: (Default)
Отличный сайт. Главное, что ничего лишнего.


http://october30.name
seringvar: (Default)
Обращаюсь ко всем неравнодушным людям, которые хотят помнить, что совсем недавно по России прокатились страшные репрессии, прокатился большой террор власти против своего населения. Миллионы разрушенных семей, сотни тысяч невинно расстрелянных.

Об этом надо помнить.

В память о погибших поставь свечу на окно 30 октября в 21.00 и помяни невинно убиенных, невинно осужденных. Помни, что во все времена и во всех странах власть может убивать и преследовать невинных и надо постараться что бы это не случилось опять.
seringvar: (Default)


Долгоруков Михаил Михайлович, 1891 г. р., уроженец г. Санкт-Петербург, русский, из княжеской семьи, беспартийный, окончил Императорское училище правоведения, служил в царской армии. За границу решил не уезжать. После революции работал делопроизводителем, сторожем, гардеробщиком, счетоводом. Расстрелян 11 декабря 1937 года, как "член террористической-монархической организации"

Фото и текст взяты здесь.
seringvar: (Default)
Тут с Павлом, Дашей и Сашей ездили в поселок Нижний Одес и провели там семинар для гражданских активистов. Неплохо получилось. Людей было не много. Столовались у Тамары Дормидонтовны. Она показала мне книжку "Запретные сказки". Это сборник сказок Афанасьева и Ончукова, в которых рассказчики затрагивают некоторые щепетильные темы. Почитал между делом с большим интересом. Стал выяснять кто такой Николай Евгеньевич Ончуков.

Оказалось, что это довольно известный собиратель русских сказок и былин. Основные его работы по сбору сказок проходили в конце 19 века и в начале 20-го. Собирал он русские сказки и у нас в Коми. Понятно, что это были походы по Верховьям Печоры, где до сих пор живут русские старообрядцы.

Фото взял здесь.

Евгения Николаевича несколько раз награждали за эти сборы сказок разные научные сообщества. Он был человеком очень уважаемым и почитаемым в научных кругах. Когда читаешь его сопроводительные тексты к сказкам поражаешься, как он глубоко погружался в жизнь самих рассказчиков, тех самых, которые ему пели и рассказывали все новые и новые сказки и былины.

Приведу для примера только одно описание сказителя Ончуковым:

"Алексей Чупров, он же Алексей «Слепой» — старик 70 лет, живет в Устьцыльме, самом крупном селении на Низовой Печоре и ея административном центре. Сказки знает твердо, рассказывает их прекрасно, складно, строго соблюдая то, что А. Н. Афанасьев называл «обрядностью»: из слова в слово повторяя, обыкновенно до трех раз, описание отдельных действий и сцен, особенно удачные выражения и обычные эпитеты. Сказки его поэтому всегда очень длинны, хотя и содержат немного действия, не отличаются особым разнообразием сюжета. Знает А. В. и былины; но с тех пор, как его постигло большое несчастье (ослеп), он религиозно настроен и ничего не поет, кроме духовного. Религиозность не мешала ему, впрочем, сказки рассказывать мне всякие, иногда и очень скабрезные. Но и эти последние А. В. рассказывал строго и серьезно, с сознанием, что делает он не совсем пустое дело: передает он, старик — то, что сам когда-то слышал от стариков, и не его вина, если в старину так сложили сказку. Былины он мне не пел, а рассказывал. Достойно замечания, что в сказках А. В. много совсем былинных выражений и эпитетов, да и самые сказки у него есть стремление излагать рифмованным слогом".

И таких описаний сказителей у Николая Евгеньевича - семнадцать. Семнадцать кратких резюме о жизни простых крестьян, творивших устную красоту России, которую успел запечатлеть сказочник Ончуков.

Ездил сказочник по Русскому северу и собирал сказки. Ездил. Собирал. Ездил. Собирал.

После революционных бурь и гражданской войны Николай Евгеньевич продолжал преподавательскую и исследовательскую деятельность и при большевиках. Но в 1930 году его арестовали или осудили на поселение, из которого он вернулся в 1932 году, но так как ему не позволили жить в крупных городах, он поселился в Пензе, где был снова арестован в 1939 году и осужден на 10 лет. В 1942 году сказочник Николай Евгеньевич Ончуков умер в ИТК-1, пригорода Пензы, поселка Ахуны.

Сказочник умер вскоре после того, как ему исполнилось 70 лет.
seringvar: (Default)

Фото взял здесь.

Митрополит Иларион: "Человеческая жизнь в нашей стране не является ценностью. Правосудие не является ценностью, права человека не являются ценностью. Ценностью является сила и право применять насилие к любому, с кем ты не согласен и кто тебе не нравится. Поэтому единственное, что могло бы отрезвить тех, кто восхищается Сталиным и его репрессиями, было бы путешествие на тот же Бутовский полигон на машине времени. Чтобы они оказались там не нынче, а в 1937 или 1938 году. Чтобы перенеслись они из а
преля 2015, например, в 28 февраля 1938, когда казнили сразу 562 человека. Чтобы среди этих казненных оказались их родные и друзья. Чтобы эти люди лично прошли через все пытки, издевательства, унижения. Чтобы лично их дело рассмотрели за пять минут три упыря и приговорили к смерти. Если у людей вместо мозгов дерьмо, никакие экскурсии им не помогут. Они через все должны пройти сами. Чтобы абстрактная историческая необходимость превратилась в суровую конкретику именно для них." За цитату большое спасибео моему приятелию, земляку и блогеру Алене Объезчиковой

Те, кто сегодня вдруг возлюбил Сталина, кто стал восхищаться Сталиным, скорей всего через эту мифологическую фигуру кричат нам, что они хотели бы порядка, просто хотели бы порядка в своей стране, что бы не было так страшно, что бы чиновники не крали, что бы нас не проклинали во всем мире, а смотрели с уважением. Так мне разъяснил ситуацию мой хороший знакомы из Сочи Семен Симонов и он абсолютно прав. Мы хотим здесь и сейчас, мы не хотим ни за что платить, мы не хотим знать цену, мы хотим забыть что заплатили наши предки за то "спокойствие", за тот "порядок", за то "величие", которое было. Мы просто хотим порядка, мы просто хотим, что бы плохие боялись делать плохо, потому что есть Сталин, а хороших был Сталин награждал и поощрял, но самое главное, что бы плохие боялись, что бы все это прекратилось, одним махом, раз и прекратилось и что бы ответственность за это "хорошо" взял наконец кто-то.

А почему Бутовский полигон? Да потому что то количество людей не политических, которое легло на Бутовском полигоне поражает (боле 20000 расстрелов за 3 месяца). Есть свидетельства, что несколько человек из чекистских расстрельных команд сошли с ума от этих расстрелов. Каждый день: старики, дети, женщины, священники, крестьяне, интеллигенция, рабочие, каждый день по несколько сот человек, а потом в большие широкие траншеи, которые присыпали землей, а величина траншей указывали, что будет еще много, много, много новых расстрелов.

Фото взял здесь.
seringvar: (Default)
Катастрофа еще одного из народов Кавказа. Сегодня 70 лет, как выселили балкрацев.
0_849e2_c36fa510_XXL
Памятник в Нальчике.

Скорблю вместе с балкарским народом. 
seringvar: (Default)
Речь академика В.П.Эфроимсона в Политехническом институте в декабре 1985 году в Москве после просмотра фильма о жизни академика Вавилова.
«Я пришел сюда, чтобы сказать правду. Мы посмотрели этот фильм… Я не обвиняю ни авторов фильма, ни тех, кто говорил сейчас передо мной… Но этот фильм – неправда. Вернее – еще хуже. Это – полуправда. В филь­ме не сказано самого главного. Не сказано, что Вавилов – не трагический случай в нашей истории. Вавилов – это одна из многих десятков миллионов жертв самой подлой, самой бессовестной, самой жестокой системы. Системы, которая уничтожила, по самым мягким подсчетам, пятьдесят, а скорее – семьдесят миллионов ни в чем не повинных людей. И система эта – стали­низм. Система эта – социализм. Социализм, который безраздельно властво­вал в нашей стране, и который и по сей день не обвинен в своих преступле­ниях. Я готов доказать вам, что цифры, которые я называю сейчас, могут быть только заниженными.
Я не обвиняю авторов фильма в том, что они не смогли сказать прав­ду о гибели Вавилова. Они скромно сказали – «погиб в Саратовской тюрь­ме»… Он не погиб. Он – сдох! Сдох как собака. Сдох он от пеллагры – это такая болезнь, которая вызывается абсолютным, запредельным истощением. Именно от этой болезни издыхают бездомные собаки… Наверное, многие из вас видели таких собак зимой на канализационных люках… Так вот: великий ученый, гений мирового ранга, гордость отечественной науки, академик Ни­колай Иванович Вавилов сдох как собака в саратовской тюрьме… И надо, чтобы все, кто собрался здесь, знали и помнили это…
Но и это еще не все, что я хочу вам сказать…
Главное. Я – старый человек. Я перенес два инфаркта. Я более два­дцати лет провел в лагерях, ссылке, на фронте. Я, может быть, завтра умру. Умру – и кроме меня вам, может быть, никто и никогда не скажет правды. А правда заключается в том, что вряд ли среди вас, сидящих в этом зале, най­дется двое-трое людей, которые, оказавшись в застенках КГБ, подвергнув­шись тем бесчеловечным и диким издевательствам, которым подвергались миллионы наших соотечественников, и продолжают подвергаться по сей день лучшие люди нашей страны, – вряд ли найдется среди вас хоть два человека, которые не сломались бы, не отказались бы от любых своих мыслей, не отреклись бы от любых своих убеждений… Страх, который сковал людей – это страх не выдуманный. Это реальный страх реальной опасности. И вы долж­ны это понимать.
До тех пор, пока страной правит номенклатурная шпана, охраняемая политической полицией, называемой КГБ, пока на наших глазах в тюрьмы и лагеря бросают людей за то, что они осмелились сказать слово правды, за то, что они осмелились сохранить хоть малые крохи своего достоинства, до тех пор, пока не будут названы поименно виновники этого страха, – вы не мо­жете, вы не должны спать спокойно. Над каждым из вас и над вашими деть­ми висит этот страх. И не говорите мне, что вы не боитесь… Даже я боюсь сейчас, хотя – моя жизнь прожита. И боюсь я не смерти, а физической боли, физических мучений…
Палачи, которые правили нашей страной, – не наказаны. И до тех пор, пока за собачью смерть Вавилова, за собачью смерть миллионов узни­ков, за собачью смерть миллионов умерших от голода крестьян, сотен тысяч военнопленных, пока за эти смерти не упал ни один волос с головы ни од­ного из палачей – никто из нас не застрахован от повторения пройденного… Пока на смену партократии у руководства государства не встанут люди, отве­чающие за каждый свой поступок, за каждое свое слово – наша страна будет страной рабов, страной, представляющей чудовищный урок всему миру…
Я призываю вас – помните о том, что я сказал вам сегодня. Помните! Помните!»

uky21dTFp9A
Академик Владимир Павлович Эфроимсон.
Речь и фото взял здесь. Спасибо Наташе за наводку.
seringvar: (Default)
12-13 декабря был на правлении Международного Мемориала. Обсуждали несколько вопросов, по увековечиванию памяти погибших в репрессиях, обсуждали дела в Украины, обсуждали преследования мемориальских организаций, как иностранных агентов. Ганушкина рассказал о встрече с Президентом России. Говорили о Воронеже, о Сыктывкаре, о Екатеринбурге, о Хабаровске, о Костроме, о Красноярске, о Питере. Говорили о политзаключенных, говорили о наградах Московской Хельсинкской группы, говорили о грантах Панфиловой. Я вел все заседания. Как всегда много споров и сложных решений. 
seringvar: (Default)
Вчера был в Ухте и по делам забрел в Ухтинский университет. Давно уже там не был. Забрел и вдруг наткнулся на их музей. Я был в шоке. Это потрясающий музей, сделан очень креативно и с большим знанием дела.

Меня более всего интересовал конечно не раздел нефти, газа или угля, хотя эти разделы тоже были очень интересными и креативно оформленными, меня интересовал отдел посвященный репрессиям в годы Большого террора в СССР.

Во-первых они ухитрились разместить довольно много материалов и экспонатов на очень небольшом пространстве. Там есть очень редкие материалы. Много личным материалов из семей репрессированых. Огромный портрет Сталина. Двери из тюрем лагерей. Документы. Фотографии.
2013-11-12-1024
Жаль было очень мало времени. В следующий раз буду в Ухте обязательно выделю часа 2 для осмотра этого музея и для подробного ознакомления с всей экспозицией. Самое важно, что в музей свободный доступ. Зайти надо в Главный корпус УГТУ и на право, в стеклянную дверь с названием "Музей Ухтинского государственного технического университета".

Рекомендую, всем рекомендую. 
seringvar: (Default)
Посмотрел что за город из которого к нам приезжали польские дети. Очень сильно удивился.
ScanImage07
Красивый средневековый город Быстрица Клодзка. Руководитель группы польских школьников Януш подарил мне набор открыто с графическими работами с изображением своего города. Потрясающий город. 12 тысяч жителей, меньше чем в Микуне. Имеет многовековую историю, сначала там было поселение кельтов на янтарном пути, потом в 14 веке городу позволили построить стены. Город завоевывал Наполеон. В годы второй мировой войны этот немецкий город не был разрушен бомбежками и сохранил свой первозданный вид. Потом он был отдан Польше.
800px-BystrzycaKlodzka
Сегодня там видимо проживает довольно большая община бывших репрессированных поляков, у них даже свой сайт есть, правда он какой-то недоделанный. Во всяком случае темой репрессий там интересуются. 
seringvar: (Default)
В понедельник, 16 сентября в Сыктывкар приехали школьники из Польского города Быстрица Клодзка, что недалеко от города Вроцлова. Учеников было 12 человек, а с ними было трое взрослых. Вместе с ними приехали 12 школьников из города Яренска и 3 яренских учителя. Дело в том, что яренских и польских школьников идет программа обмена между двумя этими небольшими городами. Поляки приехали в Яренск, а яренцы поедут в Польшу. Но вот Яренска им показалось мало и они на автобусе поехали в Сыктывкар с экскурсионными целями. Так как данный обмен связан с деятельностью организации польских сибиряков, (если кто-то не знает, это организации разбросанные по всей Польше и объединяющие поляков, которые сидели в российских лагерях при Сталине), то больше всего приехавших к нам детей и взрослых интересовала тема репрессий в Сыктывкаре во времена Сталина.
2013-09-16-180
Сначала мы поехали в пельменную и перекусили там, оказалось достаточно дешево и вкусно. Потом мы поехали к часовне на пересечении улиц Кирова и Домны Каликовой. Там несколько раз ударили в колокол. Я очень сожалел, что нет Михаила Борисовича Рогачева, он бы много интересного рассказал ребятам, мой рассказ был очень небольшим. Потом мы подъехали к реке и через парк пошли к зданию МВД Коми, там я показал ребятам остатки тюрьмы НКВД и мы поднялись в Национальный музей Республики Коми, где ребятам провели экскурсию по теме репрессий. Заведующая историческим отделом Национального музея рассказал о судьбах некоторых польских детей попавших в Коми во время репрессий и потерявших родителей. Потом ребята обошли весь музей и на этом наша программа была исчерпана.
Поляки передали мне для фонда "Покаяние" книгу воспоминаний поляков-сибиряков. Полистал книгу и обнаружил фотографии могил репрессированных поляков под Интой.
seringvar: (Default)
Задаюсь себе вопросом закон об "иностранных агентах" - это репрессии или упорядочиванием отношений в стране. Одни люди говорят мне что это упорядочивание отношений между властью, гражданскими активистами и населением. Все должно быть понятно и прозрачно. Вроде как разумно.

А с другой стороны тотальное направление прокуратурой предостережений в НПО самой не политической направленности типа общественных организаций по защите прав детей-инвалидов, типа экологических парков по защите журавлей, типа научно-исторических организаций  - уж больно это все попахивает репрессивными технологиями. При этом поспешность, с которой это все делает, не желание создать мягкого упорядоченного перехода из одного состояния отношений в другое. Пиар составляющая данного действа, которая больше ориентирована оправдание действий властей и желание сыграть на низменных чувствах части населения.

Уж больно мало в этой истории указывает на процедуру упорядочивания и уж больно многое указывает на репрессивность данных норм. Но если это действительно технология не упорядочивания, а технология репрессирования, то это изменение подходов власти к управлению страной вообще. Надо отметить, что это первые тотальные репрессивные технологии. Так не зажимали еще ни одну из социальных групп. А в тотальных репрессиях технологии отработанные на первой группе, будут использоваться и для других групп, потребность в которых у власти будут отпадать.

Если правовые механизмы не сработают по остановке тотального наступления государства на гражданский сектор, то дальнейшие тотальные репрессии пойдут по той же накатанной схеме. Потом будет удар нанесен, скорее всего по СМИ, которые сегодня еще получают транснациональные финансы в силу своего устройства. Потом удар будет нанесен по мелкому бизнесу, который так же может подпитываться из-за транснациональных банков. Потом удар будет нанесен по всем местам соприкосновения с транснациональными деньгами, по финансовым институтам. Удары будут наноситься тотально и репрессивно.

Это очень важно понять, что удары наносятся именно тотально и репрессивно, потому что власть мыслит категориями войны и победы. Я продолжаю общаться с людьми из около властных структур. Их риторика удивительно похожа на военную риторику. Они убеждены, что одна часть населения, с одними взглядами должна победить другую часть населения. И эта победа, по их убеждению, должна быть полной и окончательной, т.е. репрессивной и тотальной.

Они не собираются пересматривать общественный договор и искать новые точки соприкосновения с гражданским активизмом, они намерены ультимативно порвать гражданский договор, что, самое по себе, не ведет к пересмотру гражданского договора, а ведет к гибели договора.

Разрыв одного общественного договора, потом разрыв другого договора, а это уже технология войны идеологий. Тем более что все это в пиар поле подается именно как идеологическое противостояние. Но самое важно, что те, кто уверен, что уж с ними-то идеологической войны не будет, что уж с ними-то общественный договор не будет разорван, через очень небольшое время поймут, что они следующие. 
seringvar: (Default)
Сегодня приехал на правление Международного Мемориала и Михаил Борисович Рогачев привез сюда 4 часть 9 тома "Покаяния". Это все об Ухтпечлаге. Продолжение. Так же фонд получил сд-диск со всем 9 томом во всех 4-х частях.
2013-02-07-376
В этом томе есть интересные рассказы, под общим названием "Тайга", Это интересные рассказы о колониях в Коми рассказанные человеком отсидевшим в Ухте, попавшим в плен во время войны и ушедшим в американскую зону оккупации после разгрома фашистов. Мужик уехал тогда в США и там издал книгу "Тайга" на русском языке. Явно не для американцев, а для русских. 
seringvar: (Default)
Этот фильм о завтрашнем дне. Между нами опять начинают вгонять клин. Власти опять предлагают войну одной части России против другой части России. Я сын кулака и я не хочу прощать...

seringvar: (Default)
Протестанты провели очень интересный концент в Сыктывкаре
http://olga-kruglova.livejournal.com/15228.html
Помоему подход хороший. Разве имеет значение какой ты веры если мы хотим помянуть пострадавших от репрессий за веру. Но можно было идти дальше. За веру в Христа, за веру в Аллаха, за веру в Будду. Пострадавших за веру в добро и справедливость!

Profile

seringvar: (Default)
seringvar

April 2017

S M T W T F S
      1
23 4 567 8
9 10 11 12 13 1415
16171819202122
23242526272829
30      

Most Popular Tags

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Page generated Sep. 23rd, 2017 01:57 am
Powered by Dreamwidth Studios