seringvar: (Default)
2017-04-16 10:25 pm
Entry tags:

Автономизация Бога

С подачи одного знакомого прочел замечательную статью Альберта Эншейтна "Наука и религия".

Эйнштейн как бы замечает две религии. Одну он замечает, как попытка спрятаться в уголок, где Бог персонифицируется, где Бога от страха принуждают брать ответственность за людей. Вторая это Бог, который не стремится быть автономным от себя самого. И именно эта религия, религия, которая сформулирована Эйнштейном как "скромное положение мозга по отношению к величию причины воплощенной в сущности" и есть наука, где Бога формулируется как "рациональность проявляющаяся в сущем".


Альберт Эйнштейн.

Я давно уже помышляю об опасной и безответственной культуре сакрализации. Первая религия выловленная Эйнштейном - это и есть сакрализованная религия. Как не странно. Вторая религия, увы, касающаяся мыслей пока очень ограниченного числа людей прощается с сакрализацией. Нельзя автономизировать Бога от Него самого. Нельзя автономизировать волю от закономерностей.

И дело не в священниках. Священники лишь есть то, что есть мы в своем соблазненном сакрализацией большинстве. Сбегать, прятаться от Бога, увы, это наше условие веры в Него. И священники занимаются ровно тем же самым... На самом деле Он не случайность как умысел, а умысел как закономерность. Бог не притязает, повторюсь, Бог не свободен от себя самого, как нам этого хочется.

К стати об этом же пишут очень многие из авторов святоотеческой литературы. Идти к Богу за материальным - это последний срам перед верой. А за чем же идти к Богу? Эйнштейн пишет, что вера - это прежде всего освобождение себя от пут эгоистических желаний, желаний которые как бы строят над закономерностями природы, которые стоят как бы над Богом. Кроме этого "личность блаженна", т.е. "у нее нет сомнения в значимости ... сверхличностных объектов и целей, которые не могут быть рационального обоснованы". Личность находится как бы в безусловном восторге перед закономерностями природы, которые и есть по сути Бог. Личность не принуждает сверхличностные объекты к решению своих эгоистических проблем, а блаженно верит в их наличие и закономерное присутствие везде. Личность пытается их уяснить, не более, блаженно уяснить. Не безотственно боятся, а уяснить, понять, принять.

Страх Божий, не про страх верующего перед взбалмошным Богом, автономным от себя самого, а страх перед неуклонностью и беспощадностью закономерностей божественного мира. Про неправильное понимание страха Божьего Эйнштейн повторяется дважды. Да, в этом вся проблема конфликта религии большинства и религии, как настоящего, как дейстующего, как ественного. И наше научное постижение закономерностей мира не спасет от божестенной кары. Оно поможет жить в Боге, оно поможет жить Богу в нас, но камень по исследованным наукой законам божьим, законам природы будет падать с горы и убивать всех на своем пути. Это закон божий, с которым надо научится жить.

И так во всем, в социальных закономерностях, в закономерностях человеческого общежития, в закономерностях психики, в закономерностях биологических и т.д. и т.п.
seringvar: (Default)
2017-04-14 09:07 pm
Entry tags:

Страстная Пятница

Получается что Христа предали все. Почему-то разглядывают одного Иуду,но предательство, как содеянное, коснулось всех в силу тех или иных обстоятельств. Один мой приятель задал вопрос об открытости смерти Христа, об открытости мучений Христа, о такой пиар составляющей. Для меня важно понимать, что это безусловно лекало. И предательство это лекало. Мы предаем и нас предают и важно как что мы в этом.


В Евангелие Христос не поносит не Иуду, ни остальных никого. Он как бы прибивает факт к стене. Он начинает как бы прорисовывает то что случится как неизбежное и тут же предлагает свое поведение, свое отношение к этому как лекало. Не быть захваченным предательством, а следовать за тем, чему ты предназначен. Не подчинятся предательству, главное разглядывать в том, что тебя предают лишь человеческое.

И даже вопрос не в прощении, хотя над этим тоже надо подумать и со слов Ханны Аренд, только через прощение может случится будущее. Вопрос в том, чтобы как-то не ждать от людей не предательства, не ждать от людей в силу их людского преданности и соответствия. Не ждать и не разочаровываться, не расчищать место для нелюбви к людям. Не создавать места для переживания по этому поводу. Фанатизм преданности и фанатизм предательства освобождает место для чудовищ. Позволить людям быть такими в этот момент, какие они есть, далее они дозреют и отдадут больше и это более значимое.

И так же с собственным предательством и преданностью. Умилятся собственным мыслям-сомнениями. Позволять им посещать и в этом еще больше укрепляться в преданности. Понимать всю собственную подготовленность себя к верности. Готовится к верности испытывая предательство. Не лгать себя, уверяя себя в преданности, а шаг за шагом готовить себя к самому тяжелому испытанию на преданность.

Мы разглядываем в явленном нам лекале то, что можем на сегодняшний день разглядеть, не более.
seringvar: (Default)
2017-04-14 07:41 pm
Entry tags:

Недомолвки Витгенштейна 19. Подвиг намеренной ошибки.

164. Утверждение того что есть как сумасшествие. Запаздывающий мозг. Я уже в контексте, а мозгу еще нужна тысяча сигналов для восприятия контекста. Как будто мозг потерял опыт. Он как будто был вне нас когда мы опыт приобретали. Но это так. Он все время вне нас самих. Кто заставит мозг приблизится к контексту охватывающему нас здесь и сейчас, то совершает великий подвиг, но говорить он будет полный бред, это скорее будет сумасшествием. Мозг замерший над разверзшимся здесь и сейчас - безумен, но не по уму, а по не совпадению, не попаданию. И дело не в том, что мозг как бы подтормаживается, мозг обязан жить в иной реальности. Те кто готовятся к немедленным действиям, немедленным реакциям на действительность, делают упражнения по отключению мозга. Ну например доводят движения до автоматизма, как инстинкт. Что-то должно замешать мозг на момент немедленных действий.

165. Фрагменты опыта как отдельная игра? Каждый раз мы затеваем новую игру. Опыт не может быть цельным. Это потом все сложится в длинную сказку. Настолько длинную что бы могли это услышать и воспринять. А так в большой игре множество мелких игр, которые и создают цепь сплетений, потому что фрагменты опыта - это отдельная игра, со своим углубленным миром. Это своя остановка и свое замирание, возвращая которое мы как бы заново переживаем игру. И именно это заставляет нас играть. Опыты или фрагменты опыта, как отдельный опыт перекрестились. Наши игры заставили нас играть. Наш опыт заставил нас играть. Потому что мы как играя находимся в состоянии узнавания опыта-фрагмента. Там ведь не так много составляющих находящихся в основе. Как на картине. Не так много линий образуют графическое сплетение заставляющее наш мозг играть в игру под название картина.

166. Надо допустить наличие опыта игры изначально? Значит допустить наличие состоявшейся игры и состоявшегося переживания игры? "... было ли разумно в такой ситуации...". Игра состоялась и опыт сложился в переживаниях сплетений. И это была игра в одну большую игру. В каждом фрагментарность есть часть большой игры и сама игра. Но это отступление. Не буду уходить, хотя это и очень важно. Опыт в котором находимся мы до начала. Если мозг задерживается, то в каком опыте он находится в самом начале? Какая игра его принимает? Без нее же не возможно.

167. И еще, а опыт который перед, он из какой области опыта из опыта ошибки или из опыта удачного? Какое переживание в начале, какая игра состоялась вначале? Наш опыт мы можем делить на состоятельный и не состоятельный. Но состоявшуюся игру до вхождения нашего мозга в мир мы можем так же заявлять через состоятельный опыт или нет. Тяготею к несостоятельному. Мы скорее порождение ошибки.

168. Тут еще одна проблема. Игра которая определяла нас до была в одних правилах и мы заходим в новую игру и в новый опыт, в новые правила с правила из предыдущего. Старая игра случилась в новых правилах. А может быть это и есть нащупывание периферии?

169. Сумасшествие это как бы опрокидывание игры в которой мы играли. Мы пронизываем игры и под-игры и каждая из них опрокидывается и заставляет нас немного задерживаться. Фраза "я знаю" - это заявление сыгранной игры в непериферийном расположении. "Я уверен" - это ожидание игры которая состоялась раньше и ожидание не периферийности, а все же смещенности в центр. Как бы нет опрокидывания, нет сумасшествия, нет переживания-отторжения.

170. Границы игры могут возникать довольно внезапно и мы можем находится в нескольких играх одновременно, как обладать разными фрагментарным опытом. И это усиливает сумасшествие.

171. Так же важно учитывать степень ожидаемости игры и ожидаемость приближения к периферии.

172. Игра как замена? Предъявляемая реальность вместо реальности. Мне кажется иногда что нам не хватает мужества для настоящей игры с неосознанными правилами, с полным ощущением периферии, с осознанием опыта предыдущих игры, с удержанием всего, что может нас подтолкнуть под контролем. Мы подчиняемся и это основной культурный код. Нет полной игры, есть только замена, и замена самой главной игры, которая была до и является по сути игрой целиком.

173. Вся причина в том, что мы как родители приводим ребенка к центру и он оказывается в культуре игры в центр, а не в периферийной культуре, культуре ошибок. Переживания центра, опыт центра, ужас перед периферийностью, все это формирует новый опыт, новую пред-игру, а игру предтеча он забывает и вынужден возвращаться.

174. Возвращаться - это в лучшем случае. И этот путь к тому что он был до встречи с нами как с его основными учителями. Путь к себе самому. В худшем и, увы, в основном, он убивается культурой края, уничтожается культурой периферии. Этот извечный поход из центра к окраине, схождение. И тут даже если я подталкиваем силами к центру буду всю свою жизнь как бы соскальзывать. То чего мы боялись, то почему мы своего ребенка повели к центру, этот страх перед ошибкой и оказался по сути крестом всей его жизни.

175. Не желание ошибки, невозможность ошибки, это как сумасшествие, это зацикленность, это отказа от схода в периферию. Ошибка преследует нас. Сомнение как вечный страх перед ошибкой, перед угрозой периферии и края, с которого можно сорваться. Мы сомневаемся и боимся сомнения. Уверенность калечит нас. Мы не привыкли жить с сомнением и сомнение не становится опорой и основой. Основа должна оборачиваться сомнением. Не боятся возвращаться. Я возвращался и не раз. Научиться возвращаться. Прогулка по краю. Прогулка от центра к краю. От бездны к бездне. Что-то похоже на стеб, на легкое сотрясение от непрерывного фантазирования по поводу несокрушимого. Расшатывание.

176. Почему это важно? Центр - это немного про другое. Полная или полая реальность, полная или полая определенность. Игра становится самой сочной там, где неопределенность формирует центр. Самая яркая неопределенность рождает самый сильный опыт.

177. Даже аргументы сами по себе ошибка. Аргумент за или против, сами по себе уже ошибка. Давайте по другому скажу. Намерение неготовности, намерение как растерянность, в виде растерянности, опасения и не желания утверждать. Растерянность возбуждает, неопределенность вызывает желание, опасение вызывает азарт и все это утверждается игрой. А значит создать желание утверждать через желание, через возбуждение, через азарт, а значит выталкиваемся в сторону намерения, в сторону ошибок. Опять ошибок!

178. Уверенность как устойчивое намерение, как извечная ошибка, но не ошибка как нечто плохое, а как ошибка утверждающая долговременное утилитарное в пику утилитарному кратковременному. Т.е. игра как усилие по признанию ошибки в отставшем осознанном и реальном. Признанное за собой сумасшествие.

 
seringvar: (Default)
2017-04-14 12:01 pm
Entry tags:

Мои твиты

  • Пт, 09:58: Фраза "не желание правды" не про правду, а про боязнь слышать неудобные вопросы и про не желание отвечать на неудобные вопросы.
seringvar: (Default)
2017-04-13 12:01 pm
Entry tags:

Мои твиты

  • Ср, 17:12: Все наши крайности - это работа наших страхов или отказ нас самих работать с нашими страхами.
seringvar: (Default)
2017-04-12 12:01 pm
Entry tags:

Мои твиты


  • Ср, 10:02: Антиох Кантемир: "больше врет кому дано больше разумети" - ложь - это в большей степени не про гнусность натуры, а про нечто другое.

  • Ср, 10:05: Бытовое, ежедневный вызов, ежедневное испытание как бы опрокидывает вечность, но и заставляет проникаться ею еще больше.

seringvar: (Default)
2017-04-11 12:01 pm
Entry tags:

Мои твиты

  • Пн, 23:20: На противостоянии держится все, главное понять, что чему противостоит...
seringvar: (Default)
2017-04-10 12:01 pm
Entry tags:

Мои твиты

  • Пн, 09:21: Бессилие рождает желание мести и укрепляет бессилие... Прощение выводит из бессилия.
seringvar: (Default)
2017-04-08 02:09 pm
Entry tags:

Запрет

Мы запрещаем другим в надежде на смерть греха, не понимая, что грех внутри нас и запреты должны идти внутрь нас, а не наружу. А снаружи не мы, а снаружи некто другой, которому мы запрещаем для того, что бы наш грех развернулся. Наши запреты другим рождают грех внутри нас, а не снижают греховность мира. Наши запреты другим увеличивают нашу греховность и делают мир еще более греховным чем он мог бы быть на самом деле если бы мы не тянулись к запретам.

И чем жестче запрет, тем сильнее наша греховная составляющая затягивает нас, тем сильнее нас обуревает дух праведного негодования по отношению к другим и праведного отпускание бесов внутри нас. Мы запрещая не побеждаем грех, а культивируем его. Морализаторство положенное в основу запрета направленного наружу, убивает нашу внутреннюю мораль. Только морализаторство наших собственных поступков имеет право быть моральной основой. Как только мы, упиваясь своей праведностью, обращаем моральную оценку наружу аморальность торжествует внутри нас и развращает нашу слабую духовную составляющую.

Праведное страдает от аморальности своей более чем от аморальности других, и потому оно праведное. Если праведное начинает страдает от аморальности других больше, то праведное кончилось, оно иссохлось, оно развеялось, потому что внутри этому праведному не на что опереться. Там нет уже вместилища для праведного, но зато вместилище для греха стало просторнее и с легкостью втягивает в себя все что только способно принять слабое духом.

Правовой запрет должен иметь тот же вектор. Только такой подход может что-то решать. Творец законов запрещает лишь то, что есть суть его грех, его аморальность, его страх. Творец норм обречен на запрет только в отношении себя самого. Но если творец закона - это не осознает, значит, то грех разрушит его, потому что он сам создал закона не запрещающий ему, а другим, а ему самому запрет разрешает. Потому что запрет он вводил пытаясь в запрете спрятать собственное бессилие перед пожирающим его грехом. И запретом он развратил собственный грех и дал ему волю. Но грех стал еще больше и требует новых запретов, новой развращенности и новых жертв. Себя жертвовать запретитель не хочет, себя он ценит, себя он любит и поэтому готов кидать в глотку новому запрету еще и еще грешников, что бы запрет не пожрал его самого.
seringvar: (Default)
2017-04-08 08:46 am
Entry tags:

Иногда эпохи

Иногда эпоха выбирает нас раз и на всегда и для остальных она уже прошла, а к кому-то никогда и не приходила, а нас она выбрали и все время мы находимся как бы в ней. Этого боятся не следует. Европу выбрала эпоха жертвенного Христа и ни как не покидает. Евреев выбрала поха избавляющегося от рабства Моисея. Русских выбрала эпоха призываемых на правления немцев. Так не только с народами, но и с индивидами. Может быть выбора эпохи нас и есть суть то, что разглядела эпоха в нас. Эпоха вечно попирающего человека тирана выбрала судьбу для многих из моих друзей. Для другой части моих знакомых выбирающей их эпохой оказалась время согбенного над бумагой Гоголя выписывающего типаж Акакия Акаиевича. И не важно что мы в этих эпохах не жили, они пригвоздили нас к миру и за счет этого крепления продолжают присутствовать здесь и сейчас.

Но почему же все таки иногда? Может быть это маниакальное преследование эпохами нас как-то объясняет мира. Ведь этих безумствующих над нашими душами эпох довольно много. Нас может преследовать одновременно эпоха возненавидевшего поражение победителя одного диктатора и преклонившего колени перед другим диктатором и эпоха голодного и униженного гордеца совершившего, под мерой очередного идолопоклонства, скачек туда куда человечество за все миллионы лет своего существования не проникало. А рядом, тут же нас может преследовать эпоха уверовавшего в нового бога идолопоклонника рушащего капища и церкви с одинаковой яростной безысходностью.

И ведь для нас это не просто уходящие и приходящие эпохи, для нас это эпохи вечности из которых мы никогда не вырвемся и никогда не избавимся. Мы, наша психика, наша культура, наш культ насажены на эпохи. И не важно что между эпохами тысячелетия. Для времени — это не важно. Тут любой психоанализ бессилен. Мы родились в чудовищном огне этих эпох, никогда в них не побывав, но в которых выковывались наши пра-пра-прадеды и разогретые этими эпохами сердца наших предков не остывают в нас и не остынут в наших детях. И не остывают они всей своей противоречивостью. Мы насажены на горячий шомпол этих эпох. Что бы мы не делали и как бы мы не кричали, как бы мы не искали омутов забвения и отвержения, что бы через них очистится от навязчивой горечи и восторгов оставленных нам нашими предками. Бесполезно, эпохи найдут нас и в запое и в угаре, найдут и напомнят о себе опять же своей противоречивостью и безысходностью, а не ясностью. Ясность следов не оставляет.

Мы в плену у эпохи человечества. Мы каждый день пьем чашу цикуты с Сократом, которую же ему и налили, мы каждый день мучаемся рядом с Христом, которого же мы и распяли и ненавидим себя за это, мы каждый день душим Филиппа Колычева в темнице и умираем вместе с ним от жутких пыток опричников, мы предаем Жанну Де Арк инквизиции и умираем с ней на костре, мы каждый день ненавидим хамов захватившим нашу Родину в Петрограде и расстреливаем великих князей в Трубецком бастионе Петра-Павловской крепости, мы расстреливаем женщин и детей в Бабьем Яру и еще живыми умираем сами погребенными в этих же ямах слыша сдавленные стоны не умерших.

И нам из этого противоречия не вырваться. Ой как мы хотим вырваться из этого, как мы этого хотим, как мы хотим быть хорошими, но эпохи смеются над нами и все жестче связывают нас веревками обстоятельств, все больнее и жестче. Что бы мы стояли все ближе друг к другу, лицом к лицу, глаза в глаза, палачи и жертвы, жертвы и палачи, что бы мы поняли, что это мы убиваем себя и нет хорошего убийцы и нет плохой жертвы, есть только мы сами в тисках эпох от начала до конца, а время нам дано как расфасовка по хронологии, что бы хоть как-то разглядеть все этого, а не сойти с ума в точке безвременья, когда все нахлынет разом. Потому что это точка, когда все разом, точка безвременья — мы сами.

seringvar: (Default)
2017-04-05 06:03 pm
Entry tags:

Трубецкой бастион

1 апреля пол дня провел в Трубецком бастионе Петро-Павловской крепости. Площадь одиночных камер 28 кв. метров. Камер пустая. Всего четыре вещи на 28 кв. метрах: кровать, маленький стол, унитаз (или туалетный бачек) и умывальник. В камере от 1872 до 1918 года содержались по одному.

Вот так выглядела одиночная камера в 1872 году.

Большевики ввели практику сажать в одну камеру по 10, а то по 20 человек. В камере ничего не отгорожено, все открыто и публично. Правда надзирателю не видно в окошко двери туалета и умывальника, они глубко в углах, но не отгорожены.

А вот так стали выглядеть камеры лет через 20, т.е. в самом конце 19 века.

Тюрьма-музей расположен на двух этаж. Первый этаж в основном посвящен заключенным содержащимся при царском режиме, только одна камера посвящена погибшим при большевиках. Заключенным сидящим и убитым при большевиках посвящен второй этаж в большей степени. Инвалид может проехать на коляске только по 1-му этажу, на второй он не попадет.

Тем не менее в камерах появились унитазы.

Так как музей делался в основном во времена СССР, то воспоминания там только тех, кто сидел при царе или при временном правительстве. Там можно нажать кнопку и в камере будет звучать рассказ известного заключенного. При этом самое удобное сидеть на кровати заключенного и слушать.

Две девочки сидят и слушают дневник одной из женщин-народовольцев, рассказывающей о данной тюрьме.

Тюрьма в центре Питера была 50 лет. Только 3 года она была в руках большевиков, но даже эти три года веят в сторону думающего человека жутким историческим холодом. С 80-х годов 20 века по 2010 года возле стен тюрьмы были обнаружены останки 122 расстрелянных человек. Эксперты датировали эти захоронения период 1917-1921 годов. Здесь начинался красный террор, здесь учились красному террору. Здесь начиналась Гражданская война, здесь начинался Большой террор.


Вот камеры с металическим умывальником и выносным бачком вместо тулета. Это благоустройство камер с 1872 года.


В конце 19 века в камеры поставили унитазы (к стати ни одного унитаза не сохранилось) и фарфоровые умывальники.


Полы везде в камерах бетонные. Многие из заключенных в своих воспоминаниях жалуются на холод и сырость.


Карцер. В отличие от основных камер не более 20 метров на одного человека. Столик меньше. Окно закрыто ставнями. На всю тюрьму два карцера. Вся тюрьма была рассчитана на 70 человек, кроме камер и карцеров была библиотека, часовня, баня и прогулочный дворик с деревьями.


В Трубецком бастионе сидел наш земля Питирим Сорокин. К стати там еще сидело очень много знаменитых людей: Троцкий, Александр Ульянов (брат Ленина), Кропоткин, Горький и т.п.  


Это сделанный каким-то последним заключенным рисунок плана тюрьмы и женщины на стене. Фотография 1924 года.


Это двор перед трубецким бастионом. Здесь было найдено больше всего расстрелянных в 1917-1921 годы.


Ну и последний штрих. Это магазин с сувенирами в Трубецком бастионе. Веселенький вид. Тюремного там ничего не продается, только общая сувенирная продукция и бюсты Сталина, Путина, Дзержинский, Ленин, Маркс.


В тюремном дворе стоит памятник замеченным борцам революции. Памятника замученным большевиками пока не поставили, хотя 30 января 1919 года именно здесь в Трубецком бастионе были расстреляны 4 великих князя: Дмитрий Константинович, Георгий Михайлович, Николай Михайлович и Павел Александрович, место их захоронения так и не найдено. 
seringvar: (Default)
2017-04-05 12:01 pm
Entry tags:

Мои твиты


  • Ср, 08:30: Естественное право переходит из сакрализации государства в сакрализацию человека, что так же не очень хорошо и даже опасно для права.

seringvar: (Default)
2017-04-04 10:57 pm
Entry tags:

Безумие Ликурга

Мы стоим твердо на ногах и разглядываем мир, мир нам не нравится, ведь мы только недавно зашли в него и обнаружили что он не справедлив, что в нем нет порядка. У нас в головах есть мысли по поводу того как сделать мир лучше. Даже есть картинка нового порядка для мира. Мы собираемся с силами. Картинка становится все более четкой и ясной. Беспорядочность мира все явная и явная. Мы даже теперь уже ясно видим кто виноват в этом беспорядке мира. Мы можем на них указать пальцами. И мы все более и более уверены, что если сделать так и так, то порядок в мире возникнет. Это же так просто! Не ужели же никто не видит, что все довольно просто. Только надо начать, надо наконец навести прядок в мире. Что же это такое, неужели же только мы видим, что и как можно сделать? Мы опять собираемся с силами, собираемся, собираемся и...

Нога отступает слегка назад, тело наклоняется вперед, руки раскиданы в стороны что бы ухватится за то что можно тут же схватить и привести в порядок. Глубокий вдох и поехали... Наш рывок в этот беспорядочный мир довольно сильный и уверенный. Не зря же мы столько готовились. Не зря же мы так переживали за этот мира. До чего дотягивается рука успеваем схватить, успеваем навести порядок. Уверенные шаги. О радость. Получается. По пути что-то валится. Разбивается. Но видны контуры упорядоченного мира. Вот еще. Еще. Еще. Руки не до всего дотягиваются. Мир сопротивляется. Предметы возвращаются в было беспорядочное положение. Обстоятельства. Внезапные события. Что-то валится из рук, что-то не хочет подчинятся. Но мы же сильные, мы сможем. Усилие. Усилие. Порядок, будет порядок. И вот мы уже далеко позади оставили тот момент, когда только все начиналось. Все стало иным.

Замерли. Оглядываемся по сторонам. Боже сколько же прошло времени. А сколько было усилий. Картинка в нашем мозгу была немного другой. Картинка идеальная была совсем другой. Нам так хотелось порядка, но его почему-то не случилось. Нет что-то получилось. Что-то подчинилось нам, что-то стало более упорядочено, но как-то странно. Когда мы были в начале, многое казалось более простым. А тут оказалось что много других факторов влияют. Мы вроде навели порядок, по сравнению с тем что было ранее, но порядок оказался каким-то скомканным и явно несправедливым. Мир вроде стал удобным нам, но порядка-то не стало и он повернулся вдруг неудобной стороной к другим. Мало того порядка даже не предвидится во всем этом. Но еще более ужасно то, что нового порядка не получилось, новый порядок оказался в каком-то смысле старым беспорядком.

Может постараться не замечать этого диссонанса. Может постараться успокоиться и убедить себя что мы на правильном пути? Может это просто нам кажется, что нет порядка. Мы же так много делали для порядка, должно же было все упорядочиться. Если порядок не проглядывается, значит мы просто его пока не заметили, но другие устали, надо их убедить в том, что все в порядке. Да, надо продолжать делать что делали и убеждать других что все в порядке, что мы на правильном пути.

Уверенно шагаем вперед. Руки хватают то до чего удалось достать. Привычные движения. Но удовлетворения нет. Если закрыть глаза, то становится спокойнее потому что не видишь бесполезности. Если заткнуть уши, то не слышно недовольных криков. И на мгновение приходят сны о упорядоченности. Но стоит открыть глаза и понимаешь всю бесполезность происходящего. Руки привычно хватают. Движения привычные совершаются, но прямо чувствуешь что пальцы белеют от натуги, что уже не ставишь вещи на намеченные места, а просто вбиваешь их. Вещи крошатся и разлетаются вдребезги. И вдруг всем своим нутром понимаем, что не так все просто. Надо быть железным и уверенным в себе. Не сомневаться. Вещи должны знать своих хозяев. Удар за ударом. Если они не встанут на свои места, то мы их будем карать. Больше решительности. Да, нет той уверенности и легкости, что была в начале, но и к черту все это сюсюкание. Мир просто не понимает нас, не понимает в чем его счастье, его истинное предназначение. Надо быть жестоким к этому миру. Надо вбивать каждый предмет в его место. Если предметы ломаются значит они сами виноваты, порядок требует крепости не только духовной, но и телесной. Порядок будет. Будет, не смотря ни на что.

Да, и еще надо не забывать, что надо постоянно напоминать миру, что все мы делаем правильно. Что хаос вокруг это предверие будущего нового порядка. Не позволяйте другим останавливаться и оглядываться. Гоните всех вперед. Да это приводит к еще большим ошибкам, но если остановится, то они могут заметить, что порядка-то нет и в помине. Мы несемся. Крушим. Кричим об успехе. Рывок. Еще рывок. Как страшно оглядываться назад. Боже сколько там наворочено бестолкового, ненужно, бессмысленного. Неужели же мы так глупы. Мы же хотели хорошего, мы же верили, что у нас получится. Нельзя смотреть назад, нельзя, нельзя смотреть по-бокам. Только вперед. Не позволяй и другим оглядываться. Не позволяй останавливаться. Они уже ничего не делают. Они называют это бессмысленным. Они только на себе что-то поправляют и подтаскивают к себе то, что им удобном. Похоже мы рассыпается. Мы верили в новый порядок, но оказалось, что мир слишком сложен для него, слишком неправилен для нового порядка и любая попытка навести в неправильном мире порядок - это бесполезная трата времени и сил. Но как это сейчас себе сказать, когда большая часть жизни уже прожита, как сказать это другим. Как сказать, что наша уверенность была сродни с безумством.

Стал ли мир другим после наведения в нем порядка? Да. Стал ли мир более упорядоченным и справедливым? Едва ли. Что же делать? Продолжать ломать руки об этот мир или остановится и подчинится ему. Но как подчинится не справедливому миру? Надо исправлять его. О Боже, что это за крики сзади? Ого это новое поколение верящих в новый, их порядок уже догоняют нас и хватают нас как предметы и начинают вкалачивать нас в окружающую действительность в их образе и подобии. Мы у них на пути. Как горят их глаза, сколько у них веры, что они-то наведут порядок. Что надо только напрячься и мир станет лучше. Что они творят? Они верят в себя и в то, что мир можно сделать лучше. Безумцы.
seringvar: (Default)
2017-03-31 02:13 pm
Entry tags:

Старики

Придумал интересный сюжет для фильма.

Два старика по вечерам играю в шахматы на удаленной ферме где-то в отдаленной горной долине Азии. Спадает дневной зной и они садятся под ночным небом играть в шахматы. Только одна партия за вечер.


Но в этот момент весь мир замирает у экранов своих компьютеров и телевизоров, потому что группа спутников наблюдает за этими шахматными партиями от вечера к вечеру. Все следят и делают ставки. Старики просто играют. Единственные в мире играют без какого-либо влияния из вне. Каждый из них хочет выиграть. Они оба сильные игроки, на них ничто не влияет. Поэтому они бьются только собственными мозгами. Они не готовятся к игре, они не пользуются компьютерами, они не пьют ни какие стимуляторы, на них ничто не влияет. Они просто целыми днями что-то выращивают на своих огородах и потом вечером садятся играть в шахматы. У них нет ни компьютеров, нет родственников, нет телевизоров. Они одиноки и доживают свои дни. А весь остальной мир делает на них деньги. Огромны ставки на то выиграет кто-то из них или проиграет. Азарт настолько большой, ставки настолько огромные, что люди сходят с ума. Разоряются целые предприятия вглядываясь в битву двух стариков за старой шахматной доской.

Сильным мира сего очень хочется повлиять на результат. Но власти этой небольшой азиатской страны охраняют покой этих двух стариков и не позволяют никому вмешиваться в их жизнь. Что бы сохранить нечто самое ценное, может быть единственно ценное, что осталось у стариков, их независимость, их свободу. Доходы, от этой независимости позволяют этой стране жить безбедно, но ей надо сохранить независимость двух играющих в шахматы стариков. Это национальная идея этой маленькой азиатской страны.

Старики играют только летом. Зимой слишком холодно и они уходят играть в дом. Тогда трансляции прерываются и весь мир ждет очередных 4-5 месяцев лета, что бы опять поставить на двух играющих стариков.

А старики играют в шахматы и ведут между собой несложные бытовые беседы, что-то вспоминают, о чем-то ругаются, иногда говорят какие-то простые, банальные, но очень глубокие вещи.

Вот такой странный сюжет.
seringvar: (Default)
2017-03-31 01:22 pm
Entry tags:

Два сна

Приснились мне два сна.

Первый сон. Читаю во сне ленту новостей и вдруг натыкаюсь на новость, что СК возбудил уголовное дело по Медведеву. Я слегка опешил, а потом подумал, что все же есть что-то в этом, что действительно есть справедливость в России и это сильный ход власти, что она не трясется по поводу защиты своих, если они напортачили и серьезно напортачили.


Я проснулся, полазал в новостных лентах и понял, что сон оказался сном, а ближний круг оказался ближним кругом и никто их не тронет, а справедливость в России будет конструировать опять с серьезными перекосами, что больше будет похоже не на справедливость, а на торжество сильных над слабыми только потому что слабые слабы, а сильные сильны. И это все будет подаваться по соусом безопасности и стабильности. При этом соуса будет в это блюдо налито столько, что бы прикрыть все огрехи повара.

Второй сон. Он был более длительным и более запутанным. Приснился он мне через 4 дня после первого сна. Я играю в какой-то пьесе главную роль. Спектакль идет долго. Полный зал. При этом сцена расположена как-то полукругом, выпуклостью в сторону зала, сцена довольно узкая, она как лента вдоль стены идущей по кругу и зритель не видит все, что происходит на всей сцене, а получает какие-то обрывки происходящего в поле зрения его фрагмента сцены. Зрителю надо быть активным и стараться двигаться по залу, что бы как-то уловить происходящее целиком. Я играю свою роль плохо. Все время стараюсь забиться в угол, что бы меня как можно меньше народу видело. При этом я понимаю, что моя роль главная и что происходящее на сцене очень сильно зависит от меня. Я жутко мучаюсь, то выбегаю на самый пик сцены, где меня видят почти все, то убегаю в ужасе в потаенные уголки. Зрители тоже ведут себя довольно агрессивно, им можно вступать в диалоги с актерами и они иногда бросают на сцену разные реплики, на которые актеры обязаны по ходу пьесы ответить.

Спектакль длится очень долго, очень, очень, очень и фрагментарно для моего сознания. Я обнаруживаю себя в разных частях сцены. Иногда я слышу что с другой стороны сцены кто-то из актеров ругается со зрителями, вернее зрители поносят актеров и задают им неудобные вопросы и я ловлю себя на мысли, что я счастлив, что мне повезло, что я на другой части сцены и тут все как-то более менее спокойно и сюжет не ломается, не комкается и все происходит ровно по сценарию, которого я не знаю, но меня это не смущает.

В один момент ситуация становится невыносимой и я прямо на сцене ложусь клубочком, весь сжимаюсь и засыпаю от ужаса происходящего. Засыпаю и потом понимаю, что если я главный герой, то мне надо проснутся и продолжить играть спектакль, что это надо зрителями и это очень надо моим коллегам актерам. Я пытаюсь проснуться и встать на сцене во весь рост и продолжить спектакль. Но открыв глаза я замечаю, что я проснулся на самом деле. Что передо мной моя комната. Я тут же зажмуриваю глаза, потому что мне надо проснутся на сцене и продолжить спектакль, а не просыпаться на самом деле. Я делаю усилие и открываю глаза. Ужас. Я опять в своей комнате. Что это такое. Там люди играют спектакль, там я главный герой и я ушел из сна и бросил их всех. Я опять закрываю глаза. И опять я вижу себя как бы со стороны. Я вижу зал набитый людьми, я вижу своих коллег актеров на сцене, которые ждут от меня реплики, я вижу себя свернувшегося в позе эмбриона. Зрители замерли и ждут что будет происходить. Тишина разрывает меня изнутри. Я боюсь открыть глаза, потому что если я их открою, то я проснусь на самом деле, но если я их не открою, то спектакль будет сорван.

И я просыпаюсь в своей комнате и идут в туалет. На часах 5 утра. Можно еще поспать. Все время похода в туалет думаю о только что увиденном сне. Чувство расстройства не покидает меня. Я идут назад к кровати. Спят дети, спит жена. Я опять ложусь в кровать. Засыпаю. Засыпаю с мыслью о том, что мои сны обычно после перерыва не продолжаются. Они прерываются окончательно. Засыпаю. Снится нечто другое. Не помню что. Но вдруг я опять оказываюсь на сцене. Спектакль уже заканчивается. Последние реплики. Довольные лица моих коллег. Довольный зал рукоплещет всем нам. Я брожу по сцене и кланяюсь разным частям зрительного зала. Мои коллеги похлопывают меня по плечу. Указывают зрителям на меня, как бы говоря, вот он главный актер - это все он, он хорошо сыграл. Я мотаю головой и указывают на своих коллег-актеров, восхищаюсь ими. Мы кланяемся. Зрители поднимаются, рукоплещут. Я замечаю в зале своего дальнего родственника. Я всегда боялся и боюсь его критики. Он всегда очень честно оценивал меня по жизни. Я подхожу к нему. Может он что-то скажет. Я же пропустил тот момент, когда лежал на сцене и все ждали реплики от меня. Может он мне расскажет как все было. Почему все довольны?

Смотрю на моего дальнего родственника. Он улыбается. Он не хлопает. Смотрит на меня подбоченя лицо пальцем:
- Так надо было идти на площадь? - задает он мне вопрос еле различимый в громе аплодисментов.
- ... - я пожимаю плечами
- Надо или не надо?
- Думай сам, мы не хотим давать ответа - сквозь шум аплодисментов и восторгов говорю ему я. Тут же ловлю себя на мысли, что я так и не знаю, что это была за пьеса и о чем она. При чем здесь площадь. Мне становится легко. Легко от того, что пьеса сыграна, что люди остались довольны, что ответа я не дал и заставил решать все самих зрителей.

Я просыпаюсь и тупо пялюсь в потолок. Звенит будильник.

Обычно я не помню сны, которые мне снились. Остаются какие-то чувства, а сам сюжет пропадает и растворяется в небытии. А тут запало и запало в меня приснившееся очень глубоко. Не понимаю почему.
seringvar: (Default)
2017-03-18 12:00 pm
Entry tags:

Мои твиты


  • Пт, 21:00: Когда простое решение слишком явно - это сигнал его нелепости.

  • Сб, 07:54: Мы врем потому что нам нужна правильность наших поступков во что бы то не стало.

seringvar: (Default)
2017-03-17 02:22 pm
Entry tags:

Бегущая строка на заправке Красного Затона в Сыктывкаре

Съездите на заправку при въезде в Красный Затон из Сыктывкара, получите очень большое удовольствие. Там есть такой магазинчит автозапчастей, а на его крыше "бегушая строка". Так как заправка не заправляла, но обещала открыться я там попивая кофеек читал бегушую строку.

Это просто какое-то чудо. Там тебе и реклама, и умные изречения, и философские замечания. Но более всего мне понравился заход про ложь и воров. Это не просто разглагольствование, а довольно емкие замечания о тех, кто врет и ворует. А так же замечания по поводу тех, кто стучит ворам, что их называют ворами и автор заканчивает это все очень верным пожеланием, что лучше борьбой с клеветой против воров является прекращение воровства.



Съездите на эту замечательную завправк, не пожалеете.
seringvar: (Default)
2017-03-15 12:01 pm
Entry tags:

Мои твиты

  • Вт, 20:44: Внезапно обнаруженная пустота заставляет почувствовать то, что по настоящему наполняет все.
seringvar: (Default)
2017-03-14 12:00 pm
Entry tags:

Мои твиты

  • Пн, 14:58: Мы покоряемся частью как целым и это наше главное и последнее поражение.
  • Пн, 18:00: Волны простого проламывают и выбивают то разумное, что хоть как-то мы сложили внутри себя, но новые волны прибывают и вымывают из нас нас.
seringvar: (Default)
2017-03-13 12:00 pm
Entry tags:

Мои твиты

  • Вс, 20:43: Мы заносим в мир и оставляем в мире только куски себя. Все наши цельные вещи разделяются и рассыпаются, теряя нас во времени.
  • Вс, 21:10: Социальное рассыпание приносит много социальных потерь и социальной боли, но боятся его не следует, его надо научиться переносить.