Expand Cut Tags

No cut tags

Mar. 31st, 2017

seringvar: (Default)
Приснились мне два сна.

Первый сон. Читаю во сне ленту новостей и вдруг натыкаюсь на новость, что СК возбудил уголовное дело по Медведеву. Я слегка опешил, а потом подумал, что все же есть что-то в этом, что действительно есть справедливость в России и это сильный ход власти, что она не трясется по поводу защиты своих, если они напортачили и серьезно напортачили.


Я проснулся, полазал в новостных лентах и понял, что сон оказался сном, а ближний круг оказался ближним кругом и никто их не тронет, а справедливость в России будет конструировать опять с серьезными перекосами, что больше будет похоже не на справедливость, а на торжество сильных над слабыми только потому что слабые слабы, а сильные сильны. И это все будет подаваться по соусом безопасности и стабильности. При этом соуса будет в это блюдо налито столько, что бы прикрыть все огрехи повара.

Второй сон. Он был более длительным и более запутанным. Приснился он мне через 4 дня после первого сна. Я играю в какой-то пьесе главную роль. Спектакль идет долго. Полный зал. При этом сцена расположена как-то полукругом, выпуклостью в сторону зала, сцена довольно узкая, она как лента вдоль стены идущей по кругу и зритель не видит все, что происходит на всей сцене, а получает какие-то обрывки происходящего в поле зрения его фрагмента сцены. Зрителю надо быть активным и стараться двигаться по залу, что бы как-то уловить происходящее целиком. Я играю свою роль плохо. Все время стараюсь забиться в угол, что бы меня как можно меньше народу видело. При этом я понимаю, что моя роль главная и что происходящее на сцене очень сильно зависит от меня. Я жутко мучаюсь, то выбегаю на самый пик сцены, где меня видят почти все, то убегаю в ужасе в потаенные уголки. Зрители тоже ведут себя довольно агрессивно, им можно вступать в диалоги с актерами и они иногда бросают на сцену разные реплики, на которые актеры обязаны по ходу пьесы ответить.

Спектакль длится очень долго, очень, очень, очень и фрагментарно для моего сознания. Я обнаруживаю себя в разных частях сцены. Иногда я слышу что с другой стороны сцены кто-то из актеров ругается со зрителями, вернее зрители поносят актеров и задают им неудобные вопросы и я ловлю себя на мысли, что я счастлив, что мне повезло, что я на другой части сцены и тут все как-то более менее спокойно и сюжет не ломается, не комкается и все происходит ровно по сценарию, которого я не знаю, но меня это не смущает.

В один момент ситуация становится невыносимой и я прямо на сцене ложусь клубочком, весь сжимаюсь и засыпаю от ужаса происходящего. Засыпаю и потом понимаю, что если я главный герой, то мне надо проснутся и продолжить играть спектакль, что это надо зрителями и это очень надо моим коллегам актерам. Я пытаюсь проснуться и встать на сцене во весь рост и продолжить спектакль. Но открыв глаза я замечаю, что я проснулся на самом деле. Что передо мной моя комната. Я тут же зажмуриваю глаза, потому что мне надо проснутся на сцене и продолжить спектакль, а не просыпаться на самом деле. Я делаю усилие и открываю глаза. Ужас. Я опять в своей комнате. Что это такое. Там люди играют спектакль, там я главный герой и я ушел из сна и бросил их всех. Я опять закрываю глаза. И опять я вижу себя как бы со стороны. Я вижу зал набитый людьми, я вижу своих коллег актеров на сцене, которые ждут от меня реплики, я вижу себя свернувшегося в позе эмбриона. Зрители замерли и ждут что будет происходить. Тишина разрывает меня изнутри. Я боюсь открыть глаза, потому что если я их открою, то я проснусь на самом деле, но если я их не открою, то спектакль будет сорван.

И я просыпаюсь в своей комнате и идут в туалет. На часах 5 утра. Можно еще поспать. Все время похода в туалет думаю о только что увиденном сне. Чувство расстройства не покидает меня. Я идут назад к кровати. Спят дети, спит жена. Я опять ложусь в кровать. Засыпаю. Засыпаю с мыслью о том, что мои сны обычно после перерыва не продолжаются. Они прерываются окончательно. Засыпаю. Снится нечто другое. Не помню что. Но вдруг я опять оказываюсь на сцене. Спектакль уже заканчивается. Последние реплики. Довольные лица моих коллег. Довольный зал рукоплещет всем нам. Я брожу по сцене и кланяюсь разным частям зрительного зала. Мои коллеги похлопывают меня по плечу. Указывают зрителям на меня, как бы говоря, вот он главный актер - это все он, он хорошо сыграл. Я мотаю головой и указывают на своих коллег-актеров, восхищаюсь ими. Мы кланяемся. Зрители поднимаются, рукоплещут. Я замечаю в зале своего дальнего родственника. Я всегда боялся и боюсь его критики. Он всегда очень честно оценивал меня по жизни. Я подхожу к нему. Может он что-то скажет. Я же пропустил тот момент, когда лежал на сцене и все ждали реплики от меня. Может он мне расскажет как все было. Почему все довольны?

Смотрю на моего дальнего родственника. Он улыбается. Он не хлопает. Смотрит на меня подбоченя лицо пальцем:
- Так надо было идти на площадь? - задает он мне вопрос еле различимый в громе аплодисментов.
- ... - я пожимаю плечами
- Надо или не надо?
- Думай сам, мы не хотим давать ответа - сквозь шум аплодисментов и восторгов говорю ему я. Тут же ловлю себя на мысли, что я так и не знаю, что это была за пьеса и о чем она. При чем здесь площадь. Мне становится легко. Легко от того, что пьеса сыграна, что люди остались довольны, что ответа я не дал и заставил решать все самих зрителей.

Я просыпаюсь и тупо пялюсь в потолок. Звенит будильник.

Обычно я не помню сны, которые мне снились. Остаются какие-то чувства, а сам сюжет пропадает и растворяется в небытии. А тут запало и запало в меня приснившееся очень глубоко. Не понимаю почему.
seringvar: (Default)
Придумал интересный сюжет для фильма.

Два старика по вечерам играю в шахматы на удаленной ферме где-то в отдаленной горной долине Азии. Спадает дневной зной и они садятся под ночным небом играть в шахматы. Только одна партия за вечер.


Но в этот момент весь мир замирает у экранов своих компьютеров и телевизоров, потому что группа спутников наблюдает за этими шахматными партиями от вечера к вечеру. Все следят и делают ставки. Старики просто играют. Единственные в мире играют без какого-либо влияния из вне. Каждый из них хочет выиграть. Они оба сильные игроки, на них ничто не влияет. Поэтому они бьются только собственными мозгами. Они не готовятся к игре, они не пользуются компьютерами, они не пьют ни какие стимуляторы, на них ничто не влияет. Они просто целыми днями что-то выращивают на своих огородах и потом вечером садятся играть в шахматы. У них нет ни компьютеров, нет родственников, нет телевизоров. Они одиноки и доживают свои дни. А весь остальной мир делает на них деньги. Огромны ставки на то выиграет кто-то из них или проиграет. Азарт настолько большой, ставки настолько огромные, что люди сходят с ума. Разоряются целые предприятия вглядываясь в битву двух стариков за старой шахматной доской.

Сильным мира сего очень хочется повлиять на результат. Но власти этой небольшой азиатской страны охраняют покой этих двух стариков и не позволяют никому вмешиваться в их жизнь. Что бы сохранить нечто самое ценное, может быть единственно ценное, что осталось у стариков, их независимость, их свободу. Доходы, от этой независимости позволяют этой стране жить безбедно, но ей надо сохранить независимость двух играющих в шахматы стариков. Это национальная идея этой маленькой азиатской страны.

Старики играют только летом. Зимой слишком холодно и они уходят играть в дом. Тогда трансляции прерываются и весь мир ждет очередных 4-5 месяцев лета, что бы опять поставить на двух играющих стариков.

А старики играют в шахматы и ведут между собой несложные бытовые беседы, что-то вспоминают, о чем-то ругаются, иногда говорят какие-то простые, банальные, но очень глубокие вещи.

Вот такой странный сюжет.

Profile

seringvar: (Default)
seringvar

April 2017

S M T W T F S
      1
23 4 567 8
9 10 11 12 13 1415
16171819202122
23242526272829
30      

Most Popular Tags

Style Credit

Page generated Jul. 26th, 2017 02:33 am
Powered by Dreamwidth Studios